ЧАСТЬ ВТОРАЯ (ПОСЛАНИЯ КОТА БЕГЕМОТА)

I послание кота Бегемота с того свету

Я, кот Бегемот, не шалю, никого не трогаю, починяю примус. Но что щас будет! Что щас будет! Туши свет, сливай воду!

Я, кот Бегемот, с примусом в обнимку (со здешними небесными Начальниками разговариваю только по примусу. Вот это аппарат! Не то, что вся эта ваша электронная хренотень. Отсель даже не понять, кто кем управляет: вы ею или она вами. Второе, по­жалуй, ближе к истине) поднимаюсь на задние лапы и, по­кручивая ключиком, по полномочию свыше имею сообщить отсюда, с Небес, одно: от вас, мужиков, в мире один кош­мар и ужас. Пора вас немного оттеснить от власти. Похоже, мы тут дали маху, что дали вам столько власти.

Во что вы превратили нашу чудесную голубую Планету? А? Я вас спрашиваю! Всех, которые крутые, авторитетные и мнят себя хозяевами мира! Микробы паршивые, да вас даже не видно отсюда!

Эта планета Земля — ваша Мать — Живое Существо,— которой вы изрядно поднадоели своей драчливостью и пакостливостью.

Не так давно наверху, на Совете, некие важные Особы предлагали вообще вырубить вам электричество, отослать всех к такой-то бабушке на Марс. Планету почистить, помыть (име­ются тут спецы) и предоставить кому-нибудь другому, ну, например, нам, котам.

А чем, собственно, мы, коты, хуже вас? Ну там, конеч­но, чувство собственной важности у нас, положим, не мень­ше, чем у вас, но мы, по крайности, столько не гадим. Да к тому же мы, в отличие от вас, красивы все как один! Из вас красавцев-то настоящих, может, и наберется пару дюжин, а мы красивы все! Видали вы хоть одного некрасивого кота? Ни­когда и ни одного! Мы — как ни встанем, как ни сядем, как ни ляжем — в любом положении красивы! А на вас смотреть тошно (это когда смотришь отсюда в спецувеличительный при­бор, есть тут такие).
Потом наверху решили все же вас пожалеть и на первый раз ограничиться только предупредительной встряской. При условии, однако, что после этого играть вы будете по другим правилам. В противном случае меры воспитательного воздей­ствия обещают усугубить.

Вынужден подчиниться, а то бы так и шарахнул приму­сом с превеликим удовольствием! Через пару минут о вас ник­то бы и не вспомнил во всей Вселенной!

Что, собственно, у вас там творится, в вашем мужицком мире?

Одни блохи прыгают туда-сюда с автоматиками и бомбочками. Воины Всевышнего, видите ли! А что вы о Нем знаете? С чего вы взяли, что Он никак не обойдется без ваших разбо­ев?

Другие вот... извиняюсь, велели щас немедля обернуться и посмотреть наверх. Чего такое? Все. Вижу. Там, вдали, груп­па каких-то важных господ. Один впереди, симпатичный та­кой, молодой, виден четче прочих. Другой постарше, в пари­ке, изображение чуть размытее. За ними еще какие-то неве­домые мне лица, все гневно показывают руками в одну сторону. Вот, пришла по примусу сверху подсказка. Это, говорят, пре­зиденты Джон Кеннеди, Джордж Вашингтон, какие-то отцы-основатели и — первый раз слышу — какие-то отцы-пилигри­мы. А куда указывают их гневные персты? Смотрим в увеличилку. Щас пришло по связи, чего хотят сказать. Все. Понял. Передаю своим языком.

Это ихний нынешний наследник, говорят, чересчур рас­шалился со своими корабликами и самолетиками. Передай, говорят, этому амурному головотяпу, что прежде, чем наво­дить, как ему мнится, порядок на другой половине Земного шара, пусть-ка сначала посмотрит, чего делается у него за спиной. Пусть-ка оглянется и вздрогнет от ужаса! Не видит, что ли, страшного черного орла с красными глазами (как зо­вут? не слышу? Ра... чего? понял, подчеркивают, настоятель­но подчеркивают, что нарекается этот орел не как-нибудь, а именно: Рапакс), который распахнул свои огромные крылья над нашей, то есть, значит, ихней, чудесной страной. Амери­канцы, это они кричат, проснитесь, оторвитесь от своих гам­бургеров! Откройте глаза! Видите ту нечистую и отвратитель­ную птицу?! Вот чего просят передать.

Ну это там, в ихней загранице. Поглядим теперь через увеличилку, чего делается в моем родном городе Москве. А там такой гадюшник, какого, пожалуй, мало еще где найдешь! Вот где давно пора учинить генеральную чистку! А почему, соб­ственно, мой родной город? Да потому, бестолковые, что именно там меня сотворил писатель Булгаков и именно там я в свое время немножко побезобразничал.

Вот тут вся, по вашим понятиям, покойная писательская братия дружно загалдела: хороший, мол, очень хороший этот писатель Булгаков! Охотно верю, почему нет? Я-то хороший и красивый даже. Значит, и писатель хороший, раз такого сим­патягу заделал.

Однако, между нами говоря, меня нынешнего создает отнюдь не Михаил Афанасьевич. Это целый авторский коллек­тив. А по части моих хохм вперед вырвались двое. Это очень известные писатели. Естественно, давно уже покинувшие ваш мир.

Итак, живете вы каким-то перевернутым образом. Разные финансовые тузы и прочие, подобные им, инфузории счита­ют себя властителями, а настоящие властители почему-то мол­чат. А оказывается, я-то ведь до недавнего времени не знал, здесь непременно соблюдаются свои космические периоды и распорядки, здесь все четко, как по часам. Вот щас слух про­летел— подходит, говорят, подходит стрелочка (слышите, как тикает, секундочки бегут, приближается час!). Во класс! Вот это механика! Вот еще, вот прямо совсем немного осталось. Сверху молнией шифрограмма за шифрограммой: Господь, согласно расписанию, дескать, вот-вот издаст указ и велит взять, наконец, под его опеку этот муравейник.

Такое началось! Такая круговерть! Ангелы так и сверка­ют, так и мелькают там и сям! Миллионы развоплощенных душ отрываются от грез и привлекаются к общей работе. Во-о дела будут!

По секрету скажу всяким там неверующим, а также тем так называемым верующим, которые заняты только сугубо эгоистическим беспокойством о собственном каком-то там спасении: для вас, ребята, заготовлены особо впечатляющие спецэффекты. И поверите, и протрезвеете. Никуда не денетесь.

С приветом с того свету кот Бегемот

05.02.1999 г.

на главную читать дальше