VI послание кота Бегемота с того свету (литературное и мистическое)

В последнее время я тут стал весьма знаменит. От почитателей, всяких интервьюеров, посетителей отбоя нет. Примус звонит, не переставая. К сожалению, публика в основном интересуется разными глупостями. Ну, например, когда начнется исход, то есть переселение на параллельную планету Земля. Вот непонятливые! Ни на какую ни на Землю, а на Венеру. Когда начнется, не скажу, это секрет. А вот как начнется, так и быть, приоткрою тайну. Имею основание предполагать, что исход символически, официально, так сказать, начнется с особой группы из семи человек. Но, само собой, меня больше всего интересуют вопросы, относящиеся к моей собственной персоне. Среди последних, безусловно, самым забавным мне показался такой. Кто конкретно является автором посланий кота Бегемота с того свету?

Тут целый авторский коллектив. Об этом говорил год назад. Когда я вещаю что-нибудь этакое, в масштабах космоса, тогда за мною стоят самые значительные здешние особы. Когда я начинаю немножко кривляться, то это надо понимать так, что инициируют меня уже иные авторы. Нет, не Михаил Афанасьевич Булгаков. Об этом также упоминал. Последний, правда, иной раз делает отчаянные попытки прорваться к своему детищу, но его всякий раз энергично оттирают два других писателя. Именно они-то и похитили меня у Булгакова. Естественно, похитили не просто в наглую, а оправдываясь каким-то очень весомым аргументом, возразить которому у Михаила Афанасьевича, похоже, ничего не находится. Это Валентин Петрович Катаев и его младший брат, Евгений Петрович Петров (Катаев). Первый умер в 1986 г, когда ему было 89 лет; второй погиб в возрасте 38-ми лет в 1942 г, будучи военным корреспондентом на фронте. Сейчас они неразлучны. Такие хохмачи! Валентин Катаев на вид не старше 70-ти, одет в костюм-тройку, челочка такая патрицианская, очень импозантен. Его брат выглядит лет на сорок и также весьма элегантен. У обоих очень характерные, чуть раскосые, как бы несколько волчьи, искрящиеся юмором глаза. Любимое их занятие - изобретение всякого рода шуток, розыгрышей, затевание словесных дуэлей. Так что когда эта парочка появляется где-либо в здешнем обществе, местные острословы предпочитают, как правило, ретироваться.

Здесь есть возможность наблюдать за всем, что происходит на Земле, через особые овальные экраны-сосуды, вроде ваших телевизоров. Вот эти двое проводят порой дни напролет возле такого «телевизора», энергично переживая и комментируя все, что у вас происходит.

Уже говорил, что время тут течет не так, как внизу. У вас как-то тупо и уныло — в одну сторону, да с одной скоростью. Совершенно примитивное устройство пространства-времени! У нас куда интереснее и многообразнее. Как-то краем уха слышал от одного здешнего мудреца, что время в вашем понимании вообще существует только в связи с физическим мозгом. После сброса пищеварительной «матрешки» — события, которое у вас именуется страшным словом «смерть», человек, разумеется, после некоторых предварительных процедур, обычно оказывается в той пространственно-временной среде, которая ему была особо мила во время его жизни на Земле. Само собой, это не касается разных моральных уродов, злодеев, провинившихся, которые остаются на очень болезненную очистку в нижних слоях. Так что Валентин Катаев, к примеру, оказался здесь в возрасте 68—70-ти лет, в возрасте своего наивысшего творческого подъема, а брат его — в том возрасте, когда погиб на земле.

Что касается интерьеров, в которых они по большей части пребывают, то вот, извольте. Я вижу какое-то подобие шикарного московского ресторана времен, даже не могу понять, каких, но вроде бы 30-х годов. Вдоль всей высоченной стены гудящего голосами зала — фреска. На ней изображен многомоторный самолет-исполин — краса и гордость Страны Советов — АНТ-20, самый большой в мире аэродромный самолет конструкции Туполева. С исподу его раскинутых крыльев наименование — «Максим Горький». По краям — два истребителя — бипланы Поликарпова. Тут же порхающие голуби, порхающие... дайте очки надену... Господи ты боже мой! Звезды, серпы и молоты разных размеров! Внизу — кремлевские башни и Красная площадь. На дальней стене — за звоном бокалов, папиросным дымом и периодически бухающим оркестром — еще одна фреска: плохо различимые и как бы подмигивающие друг другу портреты вождей во весь рост. Владимир Ильич в кепочке, цивильном пальто и, соответственно, лицом к нему, его преемник в военном одеянии. Добавьте сюда вычурную лепнину на капителях колонн, пальмы в кадках, накрахмаленные скатерти на столах, где в центре, на почетном месте, как партийный укор купеческому разгулу икры, водки и осетрины, граненый графин с кипяченой водой. Одним словом, какой-то немыслимый парадиз в стиле сталинского ампира.

Наши герои — Валентин Петрович и его младший брат — у входа в зал, облокотясь на парапет, смотрят куда-то вниз. «Герб ты! Неужели не понятно? Герб! — кричит кому-то вниз старший. — И про пароходы не забудь!» Тот, кто внизу, человек за письменным столом, слышит это, отчасти видит тех, кто к нему обращается, и сердится, недоумевая, как это он может быть каким-то гербом! (А происходило это уже после того, как у него 10 декабря 1998 г. на время открылось частичное «видение» других миров, но еще прежде чем Сен-Жермен 30 января 1999 г. сообщил ему, кто он в действительности.) Младший складывает ладони трубой и кричит что есть мочи: «Хватит лодырничать! Гони хохмы про кота!» «Ладно, Женя,— говорит старший,— ты тут посмотри за подопечным, а я пойду, пройдусь, погляжу, что где происходит». Совершив отвлекающий, промеж столов, проход, Валентин Петрович внезапно оказывается за столиком, где в одиночестве восседает Михаил Булгаков.

«Мишунчик, дорогой,— начинает Валентин Петрович извиняющимся тоном,— как ты не поймешь!? Не я тут самовольничаю. Велели, а я только исполняю. Так чего дуться-то? Я тебе лучше другое скажу. Вот как старому знакомому. Признайся, а ведь Москву-то в романе своем ты неверно нарисовал. Не была она в те годы такой. Это какой-то придуманный город. А теперь взгляни вокруг. Вот это настоящая Москва!»

Булгаков — монокль к глазу, застегнут на все пуговицы— гордо молчит. Еще бы ему не дуться на братьев Катаевых! Те уволокли такого персонажа, как я — кот Бегемот! Все же не могу не вступиться за похитителей. Но сначала кидаю вопросец для дотошных и въедливых. Если, конечно, таковые найдутся. Где в вышеописанных сценах заканчивается реальность, которая кое-кому была продемонстрирована, а где я, кот Бегемот, позволил себе немного прифантазировать, нашлепать, значит, художественных завитушек? Итак, о похитителях. Во-первых, главный похититель, Валентин Катаев, авторитетно это заявляю, добрейшей души и щедрейший человек. Он не то что в жизни своей не утащил ни у кого ни одного сюжета или героя, а напротив, весьма широко их раздаривал. Ну вот, взял да подарил брату и своему другу сюжет такого блистательного романа, как «Двенадцать стульев». А мог бы и сам написать. Уверен, получилось бы не хуже. А во-вторых, милые вы мои, если братья, писатели Катаевы, похитили меня, кота Бегемота, то сделали они это не просто так. Михаилу Афанасьевичу ли не знать этого? Знает, конечно. Он не на Катаевых надулся. Он на Бога надулся. А ведь, в самом деле, подумайте только, господа! Он, Михаил Булгаков, автор мистического шедевра, не привлечен к написанию, может быть, самых судьбоносных за всю историю магических литературных страниц. А кто привлечен? Два писателя, которые в своей земной жизни были прожженными материалистами и при слове Бог всегда только как-то неловко ежились. Вот уж, поистине, неисповедимы пути твои, Господи! Но сейчас братья совсем другие. Когда слышат сверху голос, летят к ближайшему овальному экрану (ха! попробовали бы они не полететь!). Через такие экраны можно не только наблюдать за всем, что у вас там происходит, но и при определенных обстоятельствах передавать отсюда к вам ту или иную информацию. Братьям Катаевым поручено телепатически стимулировать всякие хохмы в «Посланиях кота Бегемота» (то есть в моих посланиях, черт побери!), которые записывает один человек там, внизу, у вас, вернее сказать, не внизу, а снаружи, потому что мы находимся как бы в центре, дома, а вы — где-то на периферии, на задворках жизни. Литературные навыки этого человека, не говоря уже о чувстве юмора, не вполне соответствуют уровню его опекунов. Эти двое частенько сердятся на неумелость своего корреспондента, отходят от «экранов», потом, остынув, возвращаются. Поди-кась, однако, угоди таким литературным корифеям! Много ли таких найдется даже среди профессиональных писателей? А этот человек к последним вовсе не относится. За всю его жизнь под его фамилией не было опубликовано ни единой строки. Буду, пожалуй, отныне называть его, как предложено свыше — Санат. Прежде чем привести некоторые любопытные факты из его жизни, еще пару слов о моих новых авторах, к которым, признаюсь, за это время я даже успел немножко привязаться, насколько вообще кот моего масштаба может привязаться к каким-то там, пусть даже и знаменитым, писателям.

Частенько я вижу братьев писателей прогуливающимися по утопающим в зелени улочкам писательского городка. Он весьма напоминает подмосковный поселок Переделкино, где в былые времена обитали многие известные советские писатели. Однажды я стал свидетелем такой памятной сцены. Свернув на улицу Серафимовича и миновав дом, где некогда жил Корней Чуковский, Валентин Петрович попридержал брата за локоть. «Следующий дом мой,— сказал он и со значением помолчал. — Ты увидишь сейчас венец моего творчества. Алмазный мой венец. Короткую эпитафию, которую я придумал для одного очень важного кота. Он еще жив в их мире, поэтому второй даты на надгробии нет. Я завещал похоронить этого священного кота на бывшей моей даче в Переделкино. Сейчас ты увидишь, как приблизительно это должно будет выглядеть». В торжественном молчании братья писатели прошли еще два десятка метров и остановились возле ограды. В глубине участка стоял двухэтажный коттедж, а перед ним — надгробное изваяние. На нем золотом были выбиты слова: «Кот-антихрист Ефим Натаниэль Брюс 8.11.1993— ...Искупление или моя белая смерть».

Глядя куда-то вдаль и чему-то про себя улыбнувшись, Валентин Петрович сказал: «Кое-кому, кто однажды пренебрег заранее обговоренной встречей со мной в его швейцарской обители, я все-таки утер нос. А на памятник коту-антихристу пусть московское начальство раскошелится. Это им от меня такое поручение».

Однажды, когда Санат занимался обычным своим в ту пору делом — разгадывал разные брошенные Сен-Жерменом загадки, откуда то сверху упало: "Царь-Герб", Царь-Государь". Вот оно! Название двух царей новой России! На другой день ему явился автор названий (тот самый русско-американский писатель, на кого намекал Валентин Петрович) - Владимир Владимирович Набоков собственной персоной. В виде как бы собранного из жидкого воздуха цветного изображения. Это случилось 26 февраля 1999 года. Глядя на него поверх пенсне и показав в сторону своего дома в Петербурге — появилась картинка дома,— Набоков произнес только два слова: «Он твой». И исчез.

Вот еще случай. Это произошло на другой день после явления Набокова. Лежа на диване, Санат размышлял о том о сем. Внезапно, точно также, как прежде с названиями царей, откуда-то извне вторглась мысль: «Бывший лидер чеченцев Джохар Дудаев в прошлом воплощении был Шамилем». Дня через два вслед за этим Дудаев предстал перед Санатом (в виде цветного изображения в полный рост). Он был в парадной форме генерала советских ВВС — фуражка, светлый китель, темно-синие брюки. Дудаев не произнес ни слова. Он только продемонстрировал Санату изображение нового герба Чечни. Надо сказать, что в тот момент Санат понятия не имел как выглядит тогда принятый герб Чечни. Позднее, когда узнал, пришел к любопытному выводу: новый герб России, показанный ему свыше, столь же отличается от старого герба, сколь герб Чечни, показанный ему Джохаром Дудаевым, отличается от существовавшего тогда, то есть оба герба, хотя и новые, но с сохранением определенной преемственности. Кроме того, из этого вытекает, что Дудаеву сейчас ведомо то, что остается неведомым его последователям. Нужно быть не очень разумным, чтобы с криком: «Аллах акбар!» вести войну с народом, в котором Аллах имеет человеческое воплощение.

Спустя неделю после случившегося, без каких-либо предварительных догадок с его стороны, перед Санатом точно так же предстал Тарас Шевченко и, показав новый герб Украины, произнес одно слово: «Кобзарь». Санат знал, что есть вроде бы стихотворное произведение Шевченко с таким названием. Но и все. Больше он ничего не мог сказать по поводу этого слова. Но герб, который ему продемонстрировал Шевченко, он запомнил.

Вот тут, когда я упомянул Украину, Валентин Петрович и Евгений Петрович почему-то вдруг заволновались. Понятно, понятно, оба ведь родом из Одессы. Чего-то хотят сказать. Понял. Передаю. Хотят, чтобы к порту Одессы были приписаны два белых двухтрубных парохода с такими названиями: «Валентин Катаев» и «Евгений Петров (Катаев)». А почему, собственно, двухтрубных, спрашиваю? Сейчас, может, такие уже и не строятся. Боже мой, рассердились страшно, чуть ли ногами не затопали. Двухтрубных,— кричат,— ничего не знаем, где хотят, пусть там и достают! Два белых двухтрубных парохода — и никаких разговоров! Меня, кота Бегемота, вот что заинтриговало. Если власти Одессы (да и Киева, да и Москвы тоже) три года назад, не моргнув глазом, элементарно проигнорировали 100-летие знаменитого советского писателя Валентина Катаева, то что заставляет последнего быть настолько самоуверенным, чтобы рассчитывать не просто на пароход в свою честь, а на двухтрубный пароход? На мой недоуменный вопрос Валентин Петрович ответил лишь загадочной улыбкой.

А теперь одно уведомление. Не так давно, в прошлом 1999 году, особенно весной-летом, люди чувствовали особую судьбоносность происходящих событий. У многих было такое ощущение, что человечество сползает в какую-то зловещую яму. Прослышал я, и папа римский заговорил тогда о надвигающемся конце света и о том, мол, что все, что остается людям, это встретить его достойно. Известно, что глава римско-католической церкви располагает засекреченным документальным отчетом о пророчестве по поводу чуть ли не конца света, относящемся к Фатимскому явлению Девы Марии в 1917 г. Забавно, что год спустя, когда страшный, как они полагали, 1999 год миновал, ватиканские прелаты выпустили откровенную утку. Они опубликовали настолько неправдоподобный отчет о Фатимском пророчестве, что поверить в него смогли разве что совсем уж простодушные и доверчивые католики. Отчет о Фатимском пророчестве неофициально был обнародован несколькими годами прежде, и говорилось в нем вовсе не о неудачном покушении на какого-то там очередного папу (экое, однако, бывает чудовищное чувство собственной важности у иных «священных» особ), а о катастрофе в 1999 году. Кстати, о римском папе и о покушении. Где-то у Нострадамуса есть упоминание о том, что в будущем, на переломе времен, тогдашний римский папа инициирует покушение на некоего Нового Короля. А вот удастся покушение или нет, Нострадамус не сообщает. Он только пишет, что, если это случится, мир ждут ужасающие бедствия. Впрочем, за годы, прошедшие со времени разных пророчеств, в том числе со времени самого Фатимского явления, кое-что изменилось. Осведомленные люди знают, а для тех, кто не знает, я сообщаю следующее: в 1987 году усилиями десятков тысяч существ света (с привлечением помощи даже из других планетарных схем) стрела кармы рода человеческого была сдвинута. Это событие стало известно как «Гармоническая Конвергенция». После этого события человечество, если его уподобить поезду, покатилось уже по другому пути, по другим рельсам (по другой судьбе). По прежнему, старому сценарию (если бы не произошло этого великого чуда) обстоятельства, обозначая их пунктирно, развивались бы следующим образом. Поскольку я сам родом из России, то говорю прежде всего о судьбе этой страны. Итак:

1. Ядерная катастрофа в СССР в 1986 г. (предсказание от 1975 г.); 2. Распад СССР в 1989 г. (предсказание от 1975 г.); 3. Приход мафии к власти в России в 1991 г. (предсказание от 1975 г.); Хочу обратить внимание в двух последних пунктах на интересное опережение в два года предсказанных дат перед реальными. 4. Вторая ядерная катастрофа в России в 1992 г. (предсказание от 1975 г.); 5. Полномасштабная гражданская война в России осенью 1993 г. (предсказание от 1986 г.); 6. Война практически всего Кавказа, а не одной Чечни, против России («Кавказ пойдет на Россию» — предсказание от 1986 г.); 7. Какая-то грандиозная катастрофа в 1999 году (предсказание Нострадамуса); 8. Приход к власти над всем миром антихриста — некоего могущественного компьютерного магната, являющегося в действительности слугой «серых». При его власти происходило бы централизованное управление поведением всех людей посредством тайного введения в их тела особых микрочипов (предсказание от 1975 г.)

Выходит, судьба человечества — и России прежде всего — развивается по куда менее драматичному сценарию, чем могла бы. Можно надеяться, что и «Вавилон» все же не будет разрушен до основания, то есть так, как описано в «Откровении Иоанна», а дело ограничится каким-нибудь смягченным вариантом.

Имею сообщить важную вещь. По этому новому, можно сказать, облегченному сценарию судьбы человечества Владыки Мира ужали антихриста до размеров и возможностей обычного кота. Зовут кота-антихриста Ефим Натаниэль Брюс. Красавец с голубыми глазами и поистине сатанинским характером. Порода кота — «невская маскарадная». Как видно, Владыки могут быть не только строги, но умеют и пошутить.

Принадлежит кот-антихрист двум лицам — брату и сестре, обыкновенным людям, которые, однако, не кто-нибудь, а принявшие человеческие воплощения Боги. Младший — Элохим Аполлон и старшая — Венера — Божественная Супруга Саната Кумары. В будущем всем людям к этой женщине Сен-Жермен предложил обращаться так: «Госпожа Венера». Несколько лет назад госпожа Венера, ни о чем, естественно, не подозревая, приобрела за немалые деньги котенка экзотической такой, как я уже сказал, породы. Он хоть и был тогда маленьким, но с самого начала проявил себя редкостным паршивцем. В мире, пожалуй, не было еще столь злобного котяры. Можете мне поверить, я, как-никак, эксперт по котам. Где вы видели кота или кошку, которые не позволяют себя гладить? А попытка взять его, к примеру, на руки — не посторонними, хозяевами! — влечет за собой немедленный удар открытой лапой. И это по меньшей мере. Антихрист, чего вы хотите!

В день и час нападения «Вавилона» и его союзников на Сербию антихрист напал на Аполлона, разорвав ему лицо и лысину. А Аполлон — отнюдь не беззащитный кролик. Обливаясь кровью, этот довольно-таки мощный 42-летний мужчина, поболее центнера весом, едва смог оторвать вцепившегося в него антихриста и отшвырнуть его прочь.

И еще одно уведомление-напоминание. Некоторое время назад в некоем официальном обращении был приведен следующий отрывок из Нострадамуса: «Смерть — Большой скандал — Новый Король — Золотой Век» (центурия 9, катрен 17). Минуло почти полтысячи лет с тех пор, как французский пророк написал эти слова. То, что под «Смертью» Нострадамус имел в виду крушение «Вавилона» и сопутствующие этому беды, пояснять, полагаю, не нужно. Что же пророк подразумевал под «Большим скандалом»? А это, недогадливые вы такие, распространение моих, кота Бегемота, посланий в общемировом масштабе! Представьте себе, именно так!

С приветом с того свету кот Бегемот

26.08.2000 г.

на главную читать дальше