III послание кота Бегемота с того свету

Я, кот Бегемот, не шалю, никого не трогаю, починяю примус. Имею сказать следующее. Там у вас на днях в Боль­шом театре отмечали 70-летие московского патриарха. Говорят, чуть конфуз не вышел, когда какой-то кот (ха! какой-то!) за­лез в вентиляционную шахту и в самый разгар торжеств стал орать благим матом. Едва праздник не сорвал и охранников в больницу с инфарктами не отправил.

Я, кот Бегемот, официально уведомляю, что являюсь са­мым главным котом в мире! Знаете, дурни, сколько у меня в подчинении агентов-котов по всему свету? Догадываетесь? То-то зе! Я тому коту, который орал во время патриарших тор­жеств, накануне дал такую инструкцию: «Ты, котяра, смот­ри у меня! Сделаешь, как говорю, потом, после смерти, не просто в кошачий рай попадешь, а может, даже до меня под­нимешься и приближенным моим станешь! Не сделаешь — лучше бы тебе не рождаться!» Вот он, парниша, и старался! А охрана, эфэсбешники всякие, все здоровые такие ребята (каратэ, фуэтэ, пистолетики) бегали за ним туда-сюда, по-пластунски ползали, куда только не залезали. Во, котяра, на­вел шороху! Хорошо поработал, молодец! Не знаю, сведения пока еще не пришли, пал смертью храбрых или уцелел. В лю­бом случае ждет его награда неслыханная. А вообще очень по­хоже на мой прошлый визит в Москву, когда за мной сломя голову энкаведэшники носились. Из наганов и маузеров палили. Дыму, помню, сколько напустили! Я тогда даже чихать начал. А с этим приятелем без стрельбы обошлось. Молодой еще, салага, не заслужил такой чести.
Ну что, мужики, будете еще тягаться с нами — котами? Ну бессмертные мы, коты, бессмертные, не поняли, что ли! И ничего вы с нами не сделаете! И гораздо лучше вас. Об этом уже говорил. И переиграем мы вас как нечего делать. И вы мне еще такой памятник взгромоздите — я в галстуке-бабочке, но без примуса. Вот так точно и будет! Я это вам совершенно ав­торитетно заявляю! Потому как если вы никогда и ничего не видели дальше своего носа, то отсель будущее видать очень даже неплохо.

А чего, спросите, решил я пошутить над такой, вроде бы священной, особой? Да что вы! Очень мне надо связываться с попами всякими. Как будто я их не знаю! Важничают, слов­но с самим Господом знакомы. Да никогда бы в жизни не стал я рисковать своим агентом ради какого-то жутко важного ар­хиерея. Пущай себе гордится собственной осведомленностью в делах божественных. Мне что за дело? Я хоть и кот, а куда как лучше их всех вместе взятых разбираюсь в этих самых де­лах. Нет, тут другое. Я это сделал по велению здешнего Началь­ства. То был намек здешнего Начальства вашему земному на­чальству, да и вообще широкой публике. А намек вот о чем. Чтобы имели в виду, что затевается тут для вас новая, современная религия. Представьте себе, именно так! Религия эта, объемлющая и превосходящая все нынешние религии, станет со временем общечеловеческой. А каким это образом? Об этом, просили передать, не беспокойтесь. Не ваша это за­бота. План составлен. Здесь вообще готово все, скажу вам. По секрету сообщу также, что подготовка к предстоящему Пре­ображению началась много столетий назад. И писатель Булга­ков романчик свой «Мастер и Маргарита» катал тоже не про­сто так. Хотя, конечно, сам тогда не догадывался, что вклю­чен в общий План.
Тут один Начальник, элегантный такой, с длинными рыжими усами и бородой и каким-то французским, что ли, именем, просил передать, что вы, милые, даже и вообразить не можете, насколько красивый, умопомрачительно красивый План здесь для вас заготовлен.

Другой Начальник просил передать: не лезьте ни в какие драки в Сербии! А то этот ваш главный, забыл, как звать... Пардон, чегось? Начальство тут перебило, подсказывает: Ельцин Борис. Тот самый, который в прошлом воплощении был русским царем Борисом Годуновым. Значит, этот Годунов Бо­рис чего выкатил: «Не позволю, не допущу!» Очень его испу­гались. Серьезный с виду господин... Извиняюсь, опять На­чальство вмешивается... Серьезная, поправляют, историческая фигура, но с одной серьезной, застарелой проблемой. Гово­рят, некогда к власти пришел, повелев убить законного на­следника царевича Дмитрия. Ну вот, один из главных генера­лов этого самого Бориса туда же: «Есть же у нас гордость?!» А вот этого добра, в самом деле, у вас не меньше, чем у меня, кота Бегемота. Или еще один: «Не важно, дескать, есть у России средства или нет, мы должны помочь братьям!» Ну не балбес ли? Ведь было в начале века похожее! Чем кон­чилось, забыли, что ли? А почему так кончилось? Ну товарищ Сталин объяснил ведь вам, глупым, что герб ваш — дрянной, и у братьев ваших сербов, равно как и у их противников ал­банцев — тот же самый поганый имперский уродец. И он же посоветовал чего делать: «Сменить герб!» А не смените, все, что вам останется — это только беспомощно наблюдать, как головки вашего дурацкого орлиши будут сникать, сникать, пока он не развалится на две части и не издохнет. Кое-кому фильм символический показали, как это будет выглядеть. Невеселый такой фильм. А можно бы и по-другому.

О разных там надменных заокеанских господах и ковбоях с авианосиками особо не тревожьтесь. Всякое бывает в жизни. Сегодня ты большой такой, а завтра — бац! — и стал совсем никудышным.

Среди здешних Начальников есть один, очень важный. Важный не в смысле, что он важничает, вроде меня, кота Бегемота (мне по природе моей положено важничать, ведь я кот, черт побери!), или разных там ваших начальников, а по­тому, что у него важная должность. Эта должность называется: «Ману». В обязанности этого Начальни­ка, помимо прочего, входит манипулирование силами, кото­рые смещают земную кору, поднимают и опускают континен­ты, ну и всякие такие дела.
И последнее. Слух пролетел. Шушукаются тут многие, что совсем недалеко то время, когда его величество доллар окажется в куда более глубоком месте, чем то, где сейчас находится ваш рубль.

С приветом с того свету кот Бегемот

01.03.1999 г.

на главную читать дальше