Вместо Предисловия

Обыденность, видимая тривиальность вещей и событий являются как будто сутью, самой природой и тканью всего нашего мира, мира, в котором мы все живем. Так мы привык­ли думать. Об этом вроде бы твердо говорит наш каждоднев­ный опыт.

Но иногда случается опыт совершенно иного, прямо про­тивоположного рода, когда  то, что за завесой, что невидимо и неведомо, обретает ту же очевид­ность, как дерево за окном или восход солнца. И тогда, к при­меру, состоявшийся накануне разговор с Высшим может стать точно таким же несомненным фактом памяти, как, скажем, встреча после долгой разлуки с давним знакомым. А когда та­кой разговор случается не раз, не два... Когда нет ни малей­ших оснований подозревать у себя какую-либо психопатоло­гию, тогда мир невидимый оказывается таким же очевидным, как и мир, воспринимаемый обычными глазами.

Автор нижеприведенных текстов считает необходимым сделать несколько поясняющих замечаний.
Строго говоря, этого человека назвать автором можно лишь условно, поскольку он только оформлял поступающую информацию. Причем и оформлял не совсем сам, а так, как будто кто-то или что-то вынуждали его это делать. По этой причине далее слово автор будет заключено в кавычки.

Итак, 10 декабря 1998 года «автор» внезапно оказался в состоянии расширенного сознания, которое продолжалось до­статочно долго, более недели. Поскольку до этого он изучал подобные феномены, то сумел сохранить аналитическое от­ношение к происходящему. Субъективно (внутри себя) он наблюдал словно бы идущие перед ним фильмы. Суть этих филь­мов, за исключением некоторых обстоятельств, о которых го­ворить пока преждевременно, в следующем. Первое. «Посла­ние» с настоятельной рекомендацией сменить государствен­ный герб России. Второе. Грядет какое-то колоссальное бедствие в США, от которого эта страна не скоро сможет оправиться. Спустя определенное время в России, при условии отказа от старого герба, может начаться мощный подъем — и экономи­ческий и духовный. В январе 1999г. информация продолжала поступать к «автору» по-прежнему визуально и отчасти теле­патически, но уже при обычном состоянии сознания. Потом случилось то, что «автор» теперь называет важнейшим собы­тием в своей жизни.


Некто, разбудивший его ночью и представившийся Сен-Жерменом, разговаривал с ним вслух точно так же, как если бы рядом стоял реальный человек. Он уведомил «автора», что такой (то есть звуковой) способ общения для «них» не прост из-за значительной удаленности и прибегают «они» к нему лишь в исключительных случаях. Голос его был необыкновен­ный по красоте (подобного голоса «автор» в своей жизни не слышал). Сен-Жермен говорил по-русски с изысканным анг­лийским акцентом. Уместно вспомнить, что загадочный пер­сонаж XVIII столетия, граф де Сен-Жермен, действительно, среди многих языков, знал русский, но русский язык, есте­ственно, не был для него родным.

Во время этого звукового контакта Сен-Жермен раскрыл «автору», кем тот является, по его словам, в действительнос­ти, кем в действительности является его жена, младшие бра­тья обоих, передал сведения, касающиеся некоторых близких «автору» лиц и определенную информацию, скажем так, про­роческого свойства. Затем контакт с Сен-Жерменом перешел с акустического на очень ясный, четкий телепатический уро­вень. Приблизительно в тот же период «автору» был показан прообраз нового герба России, а также герба Человечества. Однако истинный смысл этих гербов ему был открыт только год спустя.

Всю поступающую информацию с самого начала «автор» оформлял письменно. Причем одновременно с серьезными текстами как бы сами собой рождались шутливые «про кота».

Когда все «послания» приняли окончательную форму, «автор» сгруппировал их в две части. В первой — «се­рьезные», во второй — «шутливые». Первая часть не нуждается в каком-либо комментарии. Ее следует понимать буквально. Что же до второй части, то ее "послания" содержат художественную вольность в форме условного персонажа, от лица которого ведется повествование. Это пояснение для пугливых и недогадливых.

«Автор»

на главную читать дальше